?

Log in

No account? Create an account

Итак, на Ватерло в час ночи я оказалась потому, что облажалась раза три. 

Первый — когда не купила билет на автобус из аэропорта заранее. (За это мне все высказали, понятно. Так что я даже приложение на будущее установила).

Второй — когда не поехала на КингсКросс, а решила ехать на Викторию. 

Третий — когда не вышла на Вайтчапел и не пошла на Ливерпуль. 

Зато на Ватерло я вышла, потому что Джубили работает ночью. И центральная. Только вот вход работает один единственный, а гуглокарты входы в метро мне показывать отказывались вообще. Поэтому сперва я дошла в район за вокзалом, где, судя по курившей там публике, находятся клубы какие-то. Потом я нашла все же вход в вокзал, предварительно мучая на перекрестке гугл и наблюдая, как два чувака пытаются то ли арендовать, то ли украсть велосипеды. Вход в вокзал, естественно, закрывался, поэтому я пошла искать тот единственный, который открыт. Нашла даже. Не без помощи чудесной пары, но все же нашла. Насмотрелась на колоритный народ. Не пошла в открытый паб даже (все еще надоевший рюкзак, так-то в автобусе я подремала). 

Read more...Collapse )

Несмотря на несколько скомканное окончание, ночной Ватерло и обидное ревью, Будапешт в этот раз получился прекрасен. 

Встреч было настолько много, что одну из команд мы не успели совершенно. А к ночному самолету в пятницу мы подходили уже с трудом говоря по-английски. Поэтому я училась правильно произносить «ranzinza», а Родриго — «Добрый день». 

Странно, но я долго боялась, что что-то пойдет не так. С документами, со встречами, с проектом или презентациями, с коллегами... Список потенциальных проблем в моей голове был почти бесконечен. Расслабилась, пожалуй, только в среду, когда мы вполне отлично пообщались и с Дани, и с Диего. Или когда поистерив во вторник я услышала себя со стороны и поняла, что нельзя оправдываться какими-то старыми и явно неудавшимися отношениями (хотя хорошо, что они научили меня говорить). 

Read more...Collapse )

Рассказываю вчера Йоэлю, что домой добралась уже ближе к часу, а сама в это же время осознаю, что причина-то, в основном, не в том, что Ист Финчли далеко, а в том, что ехала я к себе через Банк.  «Не спрашивай, — говорю, — просто не спрашивай». Мы идем с обедом в офис, Вадим с Родриго впереди и я бы предпочла, чтобы ни один из них не слышал этого разговора.

Я вообще была удивлена, когда Йоэль не стал задавать вопросов. Мне казалось, что это настолько не в его характере, что вот сейчас, вот теперь, вот в следующий удобный момент. Потом я думала, что все вопросы были просто заданы не мне, хотя об этом бы я узнала. Потом я поняла, что спрашивать не у меня слишком неловко. Это ж я у нас толстокожий бесчувственный слон. Потом я в какой-то момент даже начала сомневаться в том, что понимаю людей. 

Но мы делаем проект вместе, но мы доехали до Ист Финчли, но внезапно еще куча всякого и во вторник между пинтами «Что у вас происходит?». Бесконечно мил тот факт, что он меня даже обнадежить пытался. Кажется, они все же обсуждают чуть больше. 

Посмеялись потом: «Спасибо, что рассказываешь, а то мне совсем скучно».

 Anyway. У нас происходит попытка слетать в Будапешт, а Йоэль вообще уходит. Это, кстати, тоже было мило: «Я сперва хотел сказать вам, так что никто кроме вас и Акоша не знает». 

«Когда воротимся мы в Портленд
Нас примет Родина в обьятья.
Да только в Портленд воротиться
Не дай нам, Боже, никогда.»

Иногда я думаю о том, что от нервного срыва, глупостей и многих истерик меня спасает удивительная способность организма жить будто в двух реальностях одновременно. 

И тогда если в одной я поддерживаю друга в поиске новой квартиры, хотя все понимаю и East Finchley даже для одной поездки в паб звучит ужасающе далеко (Ага, ага 24 минуты по Northern Line говорят они, только вот для меня это +1 пересадка, да еще и Hammersmith родной постоянно ремонтируется и приходится способы изобретать). 

В другой в это время я спокойно записываюсь в визовый центр и изучаю, что можно посмотреть вокруг Амстердама. Или предвкушаю поход к приятному джентльмену во вторник. Джентельмен обещал к следующему разу запомнить мое имя и small-talk с ним меня не напрягает совершенно. И вот это второе спокойное оно не дает совсем задохнуться от ощущения предстоящего ужаса.  

И если в одной я с ужасом думаю о том, что обещала больше не удалять сообщений, а сама пишу регулярно какие-то глупости, то во второй в голове фоном бегает мысль о том, что надо не забыть калабас, а то все таскаю у Диего с Йоэлем. И вот это тоже как-то дает ощущение того, что возможно мы будем даже отлично работать. 

Я люблю свое эмоциональное состояние, просто я бы предпочла его переживать из Лондона, лежа в своей кроватке с запасом вина и книжечками, а не это вот все, когда надо не забыть купить Достоевского, придумать подарок, купить виски, и успеть в десять разных мест в Москве за один короткий день. 

Путь от Kings Cross до Queensway внезапно пролегал через Stratford. Почему? Ну, потому что путь от Aldgate к Stratford шел через Kings Cross. 

Это какое-то безумие, конечно. Но ужасно приятное. Поэтому вчера я после дня прогулок по Кэмбриджу бежала от турникетов. Поэтому мое утро сегодня было наполнено странно звучащими d/t/x. Поэтому я хочу работать в пятницу из дома. Так-то собираться мне всего час, WizzAir довольно суровы в отношении багажа. 

Ах да, то, что меня вогнало в состояние тотального умиления еще на прошлой неделе и не отпускает до сих пор: о моей репутации заботятся. Ну, то есть вот все вот эти предложения про «скажем, что это моя вина», они были на полном серьезе, потому что по взгляду и интонациям было понятно, что моя шутка про «Такую репутацию как у меня лучше потерять», не зайдет вообще никак. Хотя я вполне спокойно отнеслась к словам Йоэля. Ну да, опыт. Ну да, все проще. Хотя рыдать мне, если что, на его же плече. 

В общем, Катя в своем репертуаре. Мигрень возвращается. Самолет в Москву 5, самолет в Будапешт 20. А потом в ноябре я тут буду немножко не але. А потом 30. И дальше только нецензурщина.  

Казалось бы, с поезда из Эдинбурга я пошла прямиком на работу, а на деле со всей дури улетела в твердую стену. Хотя надо признать, что я, безусловно, бесчувственная скотина, что меня спасает во многих случаях. А также, что разговор про Ану начала тоже я. Зато смогла сформулировать что, при несомненных молодости, красоте и уме меня в ней настораживает. 

Вообще, у меня открыто куча вкладок с кусками записей за разные дни, а я все не могу собрать мысли в кучу и хоть что-то закончить.  

Ну вот за сегодня, например. Я не ожидала двух вещей: что я не буду задаваться вопросами почему и зачем, а другой человек несомненно будет. И еще, что когда человек не капитулирует, а говорит, что хочет, чтобы ты победила, это убивает желание играть, зато вызывает дикое желание заботиться. (А вот оно мне сейчас никуда вообще не уперлось). 

Или вот, Саша не летит в Сидней, и я теперь не знаю, что делать. Я хочу к ребятам, но не хочу одна. А «не одна» прямо сейчас я могу рассматривать только совсем уж безнадежный вариант. 

Из прошлонедельного, например, что 36 чекмарк, если до того не (а я искренне не помню, а считать лень). Или что я легко отделалась, в основном тратами на новые духи, долгими прогулками по паркам и парой дней попсы в  наушниках (это я еще надеюсь в Будапеште у меня были стены толстые и соседи не слышали мои подпевания под Чай Вдвоем, Гостей из Будущего и Земфиру). 

В любом случае, я драмаквин, а в планах на ближайшее будущее просто вспомнить, как выглядит моя повседневная жизнь.

Сказывается отсутствие русскоязычного общения: даже мой внутренний голос переключился на английский язык. А это существенно влияет на качество нашего с ним общения, все же словарный запас пока не позволяет в полной мере выражать весь спектр происходящего внутри бегания по стенам.

Я смотрю, как в уведомлении внизу экрана тают минуты перед митингом, к которому я совершенно не готова, и уже даже не переживаю, хотя ромашковый чай на всякий случай налила. 

4 минуты. Хаос в голове, а сегодня день разлития хаоса по кастрюлькам и медленного употребления. В хороших и не очень компаниях.  

3 минуты. Я хотела уйти в парк вечером, а у меня встреча с менеджером. 

2 минуты. Я даже не смогу ответить на вопрос о том, чем занимается моя команда, потому что обещала не шутить сегодня, а никаких иных ответов в ближайшие пару часов просто не будет. 

1 минута. Ну что, в первый раз что ли? Я и на встречи по архитектуре ходила совсем ничего не зная о происходящем, и ничего, и что-то даже умное говорила. 

Как снизить хаос в голове? Съешь ещё этих мягких французских булок, да выпей же чаю. 

Уж сколько раз зарекалась брать билеты, на утренние рейсы, но кто ж об этом вспомнит в момент покупки.
Спасло меня то, что в пяти минутах ходьбы от дома остановка автобусов в аэропорты. А потом ещё то, что место в самолёте оказалось у окна, так что какое-то время я подремала. Лоукосты хороши тем, что еды нет, так что никто настойчиво не будит.

Я начинаю превращаться обратно в человека после нескольких истерически дней (паспорт мне принесли только вчера утром, то есть, меньше, чем за сутки до вылета). Сейчас вот ещё высплюсь и начну решать логистическую проблему: как в субботу успеть пересобраться, так как в воскресенье снова рано уезжать. Благо, не смертельно рано, и до вокзала опять же по прямой около получаса.

Но я ж вообще чего. Я сегодня увидела, что у меня друзья поженились. Вот есть свадьбы, которые вселяют веру в романтику, есть, которые просто логичный следующий шаг в отношениях, а есть такие, которые "чоблин?" и превращают меня обратно в циничную язвительную хм... меня. Вот эта из последних. И теперь меня прямо тянет проверить, будет ли наша следующая развнескольколетняя встреча такой же как предыдущая. И тянет настолько, что хорошо, что я не в России. Впрочем, я за них очень счастлива.

Ещё одно забавное наблюдение. Одному из моих коллег сейчас 36. А я вот вчера в рамках успокоения и переключения мозгов читала переписки с другим 36летним, и вот думаю теперь, что непонятно как, но вот нынешний коллега воспринимается исключительно ровесником. И не только потому, что разница в возрасте у нас меньше. Но и по поведению что ли, отношению к жизни и происходящему, наличию ещё какого-то энтузиазма в плане работы. Хз, но сравнивать любопытно.

Ладно, все это не важно абсолютно. Сейчас главное занять чем-то ещё минут 20 и потом легко пройти квест по получению доступа в квартиру. Остальные проблемы, как обычно, по мере поступления.

О любви к команде

Родриго. 

Двери лифта с ребятами внутри закрываются у нас перед носом. 

— Ну вот почему все меня ненавидят? 

— Не переживай, не все, некоторые еще с тобой не знакомы. 

Знакомимся с новым парнем-португальцем. Говорю Родриго:

— Прости, я обязана задать этот вопрос, — и после, уже новому парню — то есть вот ты наконец тот человек, который говорит на правильном португальском языке? 

Через пару минут Родриго уходит, говорит ребятам: 

— Take care of her, please, — не совсем «позаботьтесь», но близко. 

Возвращается через время, смеюсь: 

— Меня, как видишь, еще не убили

— Даааа, это-то и странно

Доливаю свое вино в его стакан, смотрю на фотки его брата (а там такой старший брат, что не только я бы любовалась).  

— Я бы никогда не смог спать с женщиной, у которой есть дети. Кстати, у тебя есть дети? 

— То есть, вы мало того, что ленивы настолько, чтоб позаимствовать чужой язык и посмеяться над ним вместо придумывания своего, вы еще и местоимения некоторые не используете, потому что вам лень учить спряжения глаголов к ним?

Шутки про Китай, регулярное обсуждение завоевательных стратегий и национальностей я не буду приводить. Единственное, в чем мы все же сошлись, это незабвенное «Ненавижу, блять, цыган». Но про цыган расскажу потом как-нибудь. 

Зря я вчера на прощание с летом пошла, ой зря. Зато послушала, как симпатичный турок извиняется за своих соотечественников передо всеми женщинами в лице меня. Было мило. 

Хорошая это идея вот так вот иногда начинать с чистого листа. Я теперь довольно вдумчиво обрастаю делами и, чуть менее вдумчиво, —  вещами. Но именно вот эта пустота повсюду и вдохновляет на то, чтобы заполнять ее как-нибудь осторожно и приятно. 

Например, путешествиями, виски, обсуждениями покемонов и утренними прогулками. Никакого «новая жизнь с понедельника», никаких долгосрочных обещаний, а из более менее осмысленных планов только Будапешт, Эдинбург, Москва и Сидней. 

И это же «с чистого листа» как-то внезапно освобождает от чувства вины за то, что что-то не делается. Принимаешь, что либо найдешь на это время, либо и так проживешь, потому что вполне себе живется. Да, я не хожу в зал трижды в неделю, не занимаюсь активно саморазвитием и вообще ничем активно, кроме работы, пожалуй не занимаюсь, но в кои-то веки я не страдаю от этого (от некоторого другого пока да, но и это пройдет осенью). Очень новое это отсутствие тревожности в привычных количествах. Очень новое и очень приятное.